Украинцев всё хуже принимают в Польше. Le Monde, Франция

0
30

Ассоциации, которые представляют сотни тысяч украинских работников, недовольны снижением государственных субсидий

Мирослава Керик (Myroslava Keryk) — скромная и очень порывистая женщина средних лет, которая приходит в ужас от одной мысли об отдыхе и безделье. Ее бурную деятельность отражает и офис возглавляемого ею Украинского дома в Варшаве, который расположен в здании фонда «Наш выбор»: полнейший беспорядок, мешанина бумаг и коробок. Как бы то ни было, целая стена из толстых папок с заявками на финансирование проектов говорит о том, что за видимым хаосом скрывается эффективное руководство.

Украинский дом в Варшаве помогает мигрантам из соседней Украины приспособиться к новой жизни в Польше. На своей площади в 200 м2 он проводит широчайший спектр мероприятий от культурных встреч до юридических консультаций, от совместной заботы о детях до языковых и прочих курсов. «Мы чувствуем, что приносим большую пользу, особенно с начала миграционного бума после революции на Майдане в 2014 году, — отмечает Мирослава Керик. — В этот момент Польша предстала перед украинцами как источник поддержки и дружбы, а экономическая ситуация на Украине серьезно ухудшилась».

Как бы то ни было, времена изменились. Хотя потребности украинской общины в Польше только растут, Украинскому дому угрожает политика ультраконсервативного правительства партии «Право и справедливость». «Министерство внутренних дел отменило конкурс для финансирования проектов интеграции меньшинств, а правительство отказалось от выделяемых на эти цели европейских денег, от которых мы очень зависим, — с горечью продолжает Мирослава. — Это сопутствующий ущерб от миграционного кризиса на юге». Отныне Украинскому дому приходится бороться за свое существование.

Нехватка рабочей силы

За последние три года резкий рост числа украинцев в Польше стал очевиден любому внимательному наблюдателю. Миграция в значительной мере облегчается близостью языков, что, следовательно, выступает первым фактором упрощения интеграции. В Варшаве украинский акцент вездесущ среди официантов в кафе, кассиров в супермаркетах и в закусочных, а также на университетских скамьях. То же самое наблюдается в промышленности, логистике, строительстве, сельском хозяйстве и в сфере высоких технологий.

Польша демонстрирует полную занятость, а рост экономики составляет порядка 4%. Несмотря на приток украинцев, в стране наблюдается нехватка рабочей силы: речь идет примерно о миллионе рабочих мест, в первую очередь среди низкоквалифицированных профессий. Кроме того, украинцы заполняют вакуум, который сформировался после массового отъезда поляков на работу в Западную Европу. Их зарплата составляет в среднем 2500-3000 злотых (600-700 евро) в месяц.

Но сколько же их? Сказать что-то определенное достаточно сложно. В любом случае с началом миграционного кризиса в Европе ультраконсервативное правительство оправдывает собственное нежелание проявить солидарность с Италией и Грецией тем, что уже приняло на своей территории «2 миллиона украинских беженцев». Такое заявление вызывает возмущение лидеров украинской общины.

На самом деле ситуация выглядит иначе. В 2016 году польские власти выдали 1,2 миллиона виз, в том числе 700 тысяч с разрешением на работу. В конце 2016 года разрешение на проживание в Польше имелось у 400 тысяч украинцев (из них 50 тысяч приходилось на студентов и 15 тысяч на постоянных резидентов). Наконец, с 2014 года правительство предоставило статус беженца 74 украинцам.

Незначительная ксенофобия

Украинская иммиграция в Польшу носит в первую очередь временный характер. По данным украинского исследования, 80% работников приезжают на срок менее полугода. «В целом в Польшу каждый год приезжают 1,5 миллиона украинцев, но это не значит, что все они остаются здесь», — отмечает Мирослава Керик.

Мариуш Маркевич (Mariusz Markiewicz) возглавляет кадровое агентство, которое с 2007 года специализируется на украинской рабочей силе. У его предприятия есть три офиса в Польше и четыре на Украине. С ним сотрудничают порядка двух тысяч украинцев, по большей части в логистике и промышленности. «Я перестал заниматься сельским хозяйством, потому что там слишком тяжелые условия труда, слишком маленькие зарплаты и к тому же развита нелегальная занятость. По тем же самым причинам я отошел и от строительства», — говорит он.

В период сбора урожая украинцы могут жить в бараках по 12-18 человек, получая 50 центов за килограмм. «Они бывают только в бараке и в ближайшем дисконтном магазине, живут на 150 евро в месяц, откладывают все остальное и потом возвращаются домой», — рассказывает Маркевич. По его словам, в теории, украинцы могли бы воспользоваться европейской директивой об удаленном труде.

«В целом поляки довольно хорошо нас принимают, — считает Мирослава Керик. — Ксенофобия незначительна». Как бы то ни было, недавнее исследование показало, что уровень принятия украинцев польским обществом упал более чем на 20 пунктов с 2013 года. Антиукраинская риторика некоторых политиков, бередящий раны прошлого курс ультраконсервативного правительства и дезинформационная деятельность Кремля становятся источником напряженности. Причем положение дел может резко обостриться в случае ухудшения экономической ситуации.

Якуб Иванюк (Jakub Iwaniuk), Le Monde, Франция

Перевод – ИноСМИ

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here