«Трампопомешательство»: кто и зачем его раздувает

0
12

Очередной приступ «трампопомешательства» произошел в последнее время у демократической оппозиции в США (Trump Derangement Syndrome — термин покойного консервативного идеолога Чарльза Краутхаммера). Оголтелые нападки на главу действующей вашингтонской администрации носят все более явный предвыборный характер. Хотя даже среди самих либералов кое-кто предупреждает, что они могут скорее помочь Дональду Трампу и его Республиканской партии добиться успеха на предстоящих всеобщих выборах

Политическая поляризация в США зашла уже настолько далеко, что маховик «охоты на ведьм», как привычно описывает происходящее сам хозяин Белого дома, похоже, продолжает раскручиваться уже и просто по инерции. Нынешним летом тон задали звезды экрана, недовольные иммиграционной политикой властей.

Роберт Де Ниро публично послал президента по непечатному адресу («уже не долой Трампа, а F… Trump», — сказал он под овации зала на церемонии вручения театральных наград). Питер Фонда предложил посадить президентского сына-подростка «в клетку с педофилами». Телеведущая Саманта Би в эфире отозвалась о дочери президента Иванке Трамп так, что это неприлично воспроизводить даже по-английски.

Потом к делу подключились политики, прежде всего 79-летняя калифорнийка Максин Уотерс, заклятый враг Трампа и член Конгресса США. «Трамп — аморальная, непристойная, бездушная сволочь, — написала она в Twitter. — Он обожает Путина, преклоняется перед Ким Чен Ыном, любит убийцу Дутерте, хочет пожизненно оставаться у власти, как президент Си, готов приносить в жертву детей. Его надо остановить и подвергнуть импичменту». Перечисленные люди, к которым Трамп якобы неравнодушен, — лидеры России, КНДР, Филиппин и Китая.

Буквально через пару дней пресс-секретаря Белого дома Сару Сандерс, обедавшую вместе с семьей в ресторане близ Вашингтона, отказались обслуживать и попросили покинуть заведение. Уотерс восторженно это приветствовала, призвала не давать людям президента «ни сна, ни отдыха», где бы те ни находились — в магазине, на автозаправке, даже у себя дома. Призыв был услышан, произошла целая серия инцидентов.

Высокопоставленных чиновников пытались прилюдно стыдить, обзывали «нацистами», грозили рукоприкладством. Генпрокурору штата Флорида республиканке Пэм Бонди понадобился полицейский эскорт, чтобы сходить в кино — на документальный фильм об одном из самых добрых героев американской поп-культуры Фреде Роджерсе («Мистер Роджерс»).

Социалисты в политике

Дальше больше. Социалистка Александрия Окасио-Кортес в одном из округов штата Нью-Йорк одолела на первичных выборах весьма влиятельного конгрессмена-демократа Джо Кроули и теперь почти наверняка займет в ноябре его место. Председатель Национального комитета Демпартии Том Перес поздравил ее с успехом и заявил, что она «представляет будущее партии». Комментарий о приходе в большую политику «социалистов из поколения тысячелетия» и о поддержке социалистических принципов молодежью напечатала флагман американской журналистики — газета «Нью-Йорк таймс».

Считается, что 28-летняя Окасио-Кортес стоит в политике даже левее бывшего соперника Хиллари Клинтон на выборах 2016 года сенатора Берни Сандерса, который также поздравил молодую соратницу.

Одним из главных пунктов ее предвыборной программы было требование упразднить Иммиграционно-таможенную службу США (ICE).

Это требование прямо поддержали две потенциальные соперницы Трампа на президентских выборах 2020 года — сенаторы Элизабет Уоррен и Кирстен Гиллибранд. Еще одна вероятная участница предвыборной гонки сенатор Камала Харрис (ее иногда называют «Бараком Обамой в юбке») сделала то же самое с оговорками. Все эти дамы ожесточенно атакуют действующего президента еще и в связи с перспективой укрепления консервативного крыла в составе Верховного суда США.

Подъем «левого маккартизма»

В американской прессе на этом фоне развернулась бурная дискуссия о том, кого в данном случае правильнее считать фашистами — правых или левых. Даже «Вашингтон пост», которая на самом деле сама активно насаждает «трампопомешательство», напечатала колонку о том, что «протрамповская глубинка более терпима, чем леваки». Автор — издатель и главный редактор «Хиллсборо таймс-газетт» в штате Огайо Гэри Абернати — описывал подъем «левого маккартизма» и отношение к нему своих земляков.

На его взгляд, у левых либералов дело скоро дойдет до классической маккартистской постановки вопроса предполагаемым идеологическим противникам: «Являетесь ли вы или были ли когда-либо членом протрамповской коалиции?»

«Нетерпимые, озлобленные, все более конфронтационно настроенные — диву даешься, наблюдая, как они превращаются в воплощение всего того, что сами, по их словам, презирают в президенте», — подчеркнул Абернати.

Стоит напомнить, что «трампопомешательство» имеет и откровенный привкус русофобии. Оправдывая «нарушение норм вежливости» в нападках на президента США соображениями защиты «демократии», колумнистка «Нью-Йорк таймс» Мишель Голдберг писала: «Хоть и надоело повторять, но Дональд Трамп завоевал свою победу меньшинством голосов с помощью враждебной иностранной державы».

Надоевшие ссылки

Ссылки на «руку Москвы» действительно надоели, причем и самим американцам. «Да забудьте вы о том, будто нас русские разобщают: нам о том надо беспокоиться, что мы сами, американцы, разрываем свою страну на части», — подчеркнул на днях на страницах газеты «Хилл» управляющий партнер компании — владельца службы опросов Харриса (Harris Poll) Марк Пенн.

На злобу дня он сообщил, что 72% американцев выступают против того, чтобы посетителям ресторана можно было указывать на дверь из-за политических убеждений. А заодно констатировал, что 40% жителей США опасаются выражать свои подлинные политические взгляды и на работе, и даже дома, поскольку страшатся возможных последствий.

«Хотя Первая поправка [к конституции США] не позволяет наказывать людей за их высказывания, она не мешает вашему работодателю вас уволить за ваше отношение к политике, — пояснил специалист. — А толпа, беснующаяся в сети, может быстро добиться увольнения почти любого сотрудника». Пенн предложил законодательно запретить в США «дискриминацию в ресторанах за политические взгляды».

Голдберг в «Нью-Йорк таймс» признавала, что «либералы используют против правых свою культурную власть, потому что это единственная власть, которая у них осталась». Интересно, что с этим согласен и ее идеологический и даже возрастной антипод — историк из Гуверовского института в Станфорде Виктор Дэвис Хансон.

Его комментарий в консервативном издании «Нэшнл ревью» озаглавлен «Левые никак не могут смириться с потерей власти». Описывая коллапс в стане либералов, Хансон писал: «Дело не просто в политических разногласиях. Ярость бушует из-за власти — точнее, из-за ее внезапной и неожиданной утраты».

Как напомнил историк, в 2009 году «казалось, будто Обама принес с собой прогрессивную революцию для целого поколения», поскольку тогда демократы контролировали обе палаты Конгресса, усиливали избирательные позиции в штатах и на местах, мечтали сформировать либеральное большинство в Верховном суде США, опирались на сочувствующую им элиту «в СМИ, университетах, профессиональном спорте, Голливуде и поп-культуре».

Но все это пошло прахом. «Обама оставил после себя поляризованную страну, — констатировал Хансон. — Демократы потеряли и Палату представителей, и Сенат. На уровне штатов демократы при Обаме лишились более 1000 выборных постов. Хиллари Клинтон, которой все прочили победу, бесславно продула на президентских выборах».

Общее правило

Все это так и есть, с небольшим уточнением. Сам Обама тоже не пришел под фанфары, а был призван в пожарном порядке. Первым делом ему пришлось спасать страну от кризиса, чуть не обрушившего американскую и всю мировую экономику. И политические успехи демократов в начале его правления объяснялись не столько его популярностью, сколько тем, что избирателям не терпелось избавиться от прежней республиканской администрации Джорджа Буша — младшего. А через восемь лет они точно так же без всяких сожалений вымели из Вашингтона и его собственную демократическую команду.

Шапкозакидательские рассуждения о том, будто им удалось «всерьез и надолго» заручиться поддержкой «нового большинства» американских избирателей, я слышал и при Обаме, и до него при Буше. Но на самом деле сути американской системы сменяемости партий у власти, как я ее понимаю, это не затронуло.

Сложилась эта система после 12-летнего правления Франклина Делано Рузвельта в 1933−1945 годах. FDR был единственным президентом в истории США, переизбиравшимся на этот пост четырежды. Более того, он сумел еще и передать эстафету своему вице-президенту Гарри Трумэну.

После кончины Рузвельта срок президентских полномочий был официально ограничен восемью годами по 22-й поправке к конституции США. В дальнейшем постепенно сложился восьмилетний цикл партийной ротации.

Единичные исключения

Президенты менялись чаще, в том числе и вынужденно, но из партийного цикла до сих пор было только два исключения. У Джимми Картера правление настолько не задалось, что демократам пришлось сдавать ключи от Белого дома через четыре года. Напротив, республиканец Рональд Рейган, теперь уже почти канонизированный консерваторами, действовал настолько удачно, что после него избиратели оставили у руля еще на один срок его однопартийца Джорджа Буша — старшего.

Больше подобное не удавалось никому, включая даже везучего Билла Клинтона, который пришел во власть на гребне триумфального для США завершения холодной войны и сам оказался талантливым руководителем. Хотя и его наследие задним числом выглядит, мягко говоря, сомнительно: в частности, это при нем стартовало вероломное продвижение НАТО к границам России, из-за которого теперь в мире столько проблем. При нем же начиналось и дерегулирование на финансовых рынках, приведшее к Великой рецессии 2007−2009 годов.

Претензии же на историческую роль его вполне заурядных сменщиков в Белом доме — Джорджа Буша — младшего и Барака Обамы — еще менее убедительны. То, что они пытались строить, рушилось сразу по их уходе. Даже странно, что в устойчивость этих миражей верили люди, знающие систему изнутри. Та же Хиллари, по мнению политологов, исходила из того, что дважды выигранные Обамой штаты у нее в кармане, и в 2016 году не уделяла им должного внимания. За что и поплатилась.

America First

Вместо нее в Белый дом въехал Трамп, поднявший лозунг «Америка прежде всего». По сути это призыв заниматься домашними делами и неукоснительно соблюдать собственный национальный интерес. При этом действующий президент США не признает никаких «священных коров», включая НАТО.

Как раз сейчас об этом много пишут из-за саммита альянса в Брюсселе. Либералы в США и Европе и смыкающиеся с ними неоконсерваторы-интервенционисты ужасаются «покушению на устои» миропорядка, «который все послевоенное время строила и защищала Америка». Попросту говоря, они боятся за несущие опоры той геополитической архитектуры, с которой в Вашингтоне традиционно связывают притязания на мировое господство.

Но показательно, что звучат и другие голоса. Центр за национальный интерес (бывший Никсоновский центр) в Вашингтоне напечатал в преддверии нынешнего вояжа Трампа в Европу комментарий «НАТО устарела» с призывом свернуть участие США в альянсе. До прихода в Белый дом его нынешнего хозяина такую публикацию в рупоре сторонников «realpolitik» трудно было себе представить.

Профессиональные политологи возразят, что в американской истории всегда сосуществовали противоборствующие тенденции — и к изоляционизму, и к интервенционизму. Это, конечно, верно, и тому же FDR приходилось бороться с изоляционистами, чтобы добиться вступления Америки во Вторую мировую войну. Но с тех пор и по сей день, на мой взгляд, изоляционизмом в Вашингтоне все же особо не пахло. А уж после холодной войны и до последних выборов глобалисты, по сути, господствовали там безраздельно.

По осени

Понятно, что в подобных обстоятельствах политические противники Трампа видят в нем исчадие ада, предателя общечеловеческих ценностей и идеалов. И, как говорят в Америке, «обожают его ненавидеть» — страстно, всеми фибрами души. Отсюда их озлобленность и непримиримость, отсюда попытки травли президента и его сторонников.

Себя же эти люди воображают чуть ли не спасителями человеческой цивилизации, стоящими «на правильной стороне истории». Это только придает им пыла, хотя либералы и вообще более нетерпимы, чем консерваторы. В США это подтверждено и теоретически, и практически.

Но между прочим, это вызывает ответную реакцию. По опросам избирателей в США, популярность Трампа среди республиканцев сейчас близка к пиковым показателям Буша-младшего после терактов 11 сентября 2001 года. «Нью-Йорк таймс» провела собственное расследование и убедилась, что травля Трампа лишь усиливает симпатии к нему тех, кто прежде голосовал за него неохотно.

Да и среди консерваторов, которые раньше вообще его не поддерживали, многие теперь об этом сожалеют — прежде всего из-за его последовательности в подборе кандидатов в состав Верховного суда США. А он продолжает гнуть свою линию и в других вопросах — от экономики, включая налоги и внешнюю торговлю, до внешней политики, где у него собственное представление о том, с кем лучше ладить Вашингтону.

Чем все это кончится, бабушка пока надвое сказала. Свои восемь лет Трамп отработает и, может быть, совсем не бесславно. Но первых его цыплят мы будем считать по осени, после ноябрьских промежуточных выборов в Конгресс США.

Андрей Шитов, ТАСС

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here