Москва-1947: откуда взялось изобилие во время голода

0
16

На некоторых фотографиях Москвы голодных послевоенных лет можно увидеть прилавки магазинов, ассортименту которых могли бы позавидовать и нынешние элитные супермаркеты. Как же так? Разве не в эти же годы миллионы людей страдали от дистрофии, а кое-где доходило и до людоедства?

«К весне 1947 года в одной только Воронежской области число больных с диагнозом «дистрофия» составляло 250 тыс. человек, всего по РСФСР — 600 тыс., на Украине — более 800 тыс., в Молдавии — более 300 тыс, - пишет Василий Еремин на сайте cont.ws. - Таким образом, не менее 1,7 млн человек в СССР числились «официально голодающими», смертность от дистрофии достигала 10 % от общего числа людей, которым был поставлен этот диагноз. Также выросла заболеваемость так называемой «асептической ангиной» (анемия, вызванная употреблением в пищу неубранного зерна, бывшего под снегом) и другими болезнями, связанными с голодом, употреблением в пищу суррогатов (содержание примесей в хлебе достигало 40 %) и т. д. Особенно высокой была детская смертность, в начале 1947 года составлявшая до 20 % общего числа умерших. Общее количество умерших от голода в 1947-48 годов оценивается примерно в 1 млн.чел.

 

 

Фото: cont.ws/@eremin762/1001610

Итак, в стране неурожай, сельское хозяйство разрушено войной, люди голодают, при этом государство еще отправляет продовольствие на экспорт. Откуда же все это богатство на прилавках? На вопрос отвечает знаменитый американский писатель Джон Стейнбек (тот самый, написавший «Гроздья гнева» про кризис в США в конце 20-х - начале 30-х гг.) Он побывал в 1947 в СССР и описал свое путешествие в книге «Русский дневник»:

 

 

Фото: cont.ws/@eremin762/1001610

«Продовольственные магазины в Москве очень большие; как и рестораны, они делятся на два вида: те, в которых продукты можно приобрести по карточкам, и коммерческие магазины, также управляемые государством, где можно купить практически любую еду, но по очень высоким ценам. Консервы сложены горами, шампанское и грузинское вино стоят пирамидами. Мы видели продукты, которые могли бы быть и американскими. Здесь были банки с крабами, на которых стояли японские торговые марки. Были немецкие продукты. И здесь же лежали роскошные продукты Советского Союза ― большие банки с икрой, горы колбас с Украины, сыры, рыба, и даже дичь ― дикие утки, вальдшнепы, дрофы, кролики, зайцы, маленькие птички и белая птица, похожая на белую куропатку. И различные копчености. Но все это были деликатесы. Для простого русского главным было ― сколько стоит хлеб и сколько его дают, а также цены на капусту и картошку...»

 

Таким образом, суть истории с «полными прилавками при Сталине» вполне прозаична: несмотря на все идеологические завывания партии про «единственное в мире государство для народа» в СССР всегда было два народа. Один ходил покупать продукты в коммерческие магазины, где по высоким ценам было всё. Другой народ ходил в обычные магазины с низкими ценами, в которых был мизерный ассортимент, а если что-то "выбрасывали" в продажу, тут же возникали огромные очереди.

Фото из 1920-х годов

 

 

Фото: cont.ws/@eremin762/1001610

а это 1930-е

 

 

Фото: cont.ws/@eremin762/1001610

Полностью ликвидировав частную торговлю и производство, сталинское государство устанавливало любые цены на любую продукцию. Например, килограмм сливочного масла государство в 1947 году покупало у колхозов за 4,5 рубля, а продавало городскому населению в обычных магазинах за 66 рублей - в 15 раз дороже. Можете сами посчитать % прибыли, который не снился западным буржуям даже в самых сладких снах. Сколько это же масло стоило в коммерческих магазинах - трудно даже представить. Впрочем, сталинская аристократия, пришедшая на смену царской, могла себе позволить все, что угодно.

А если покопаться в реальных цифрах поглубже и подольше, становится понятным не только изобилие в сталинских коммерческих магазинах, но источник происхождения прибавочной стоимости в условиях сталинизма. Этот источник - тотальное ограбление крестьянства, причем гораздо более бессовестное, чем при царском крепостном праве. Государственная закупочная цена килограмма мяса в убойном весе составляла в 1948 году 55 копеек, литра молока – 14 копеек. Это было 10-12% от себестоимости производства 1 килограмма мяса и 1 литра молока. Килограмм зерновых государство закупало по 11 копеек, картофеля – 5 копеек. Себестоимость 1 кг зерна при этом составляла от 1,3 до 2 рублей, картофеля – около 55-65 копеек. И даже после смерти Сталина - в 1958 году, когда закупочные цены были уже в 7-10 раз выше - (1 кг зерна – 70 копеек, 1 кг картофеля – 40 копеек), колхозы несли убытки с каждой тонны зерна – 1400 рублей, картофеля – 130 рублей и т.д. Соответственно, колхозы платили крестьянам сущие гроши, но государство не забывало при этом драть с колхозников еще денежный и натуральный налоги, которые постоянно увеличивались.

Таким образом, в сталинском СССР один мужик не только двух генералов кормил, согласно известному произведению Салтыкова-Щедрина, а еще секретаря райкома и пару лекторов-пропагандистов, рассказывающих мужику о том, как ему хорошо живется при большевиках».

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here