Возвышение над злом. Какие вопросы ставит дискуссия о смешном и великом

0
28

Кадр из фильма "Великий диктатор". Фото: Charles Chaplin Productions

Дискуссия о великом и смешном, приличном и не очень, начатая в связи с блестящим сатирическим кино-комиксом Армандо Иануччи «Похороны Сталина», распространилась на детские книжки. Это и понятно, – со времён незабвенного Павла Астахова детская тема приобрела важность для государственного сознания архетипическую, сопоставимую с предназначенным для явных манифестаций респектабельным антиамериканизмом. Помнится, ещё Остап Бендер в одной из своих комбинаций возглашал: «Поможем детям!», так что детская тема – это классика. Стремительный бросок защитников чувств и духовности от усов из фильма Ианнуччи к потерянному глазу из стихотворения Игоря Иртеньева делает актуальным вопрос о смешном. И ситуация, в которой мы в связи с этим находимся, надо признать, тоже скорее смешная, нежели трагическая.

Смех как возвышение над злом

Смех вызывают разные причины и обстоятельства, воздействующие, как сказал бы Аристотель, на смеющуюся часть человеческой души, благодаря существованию которой мы и способны смеяться. На одном конце ряда таких причин мы видим щекотку, вызывающую смех здоровый, но социально не значимый, а на другом – смех сквозь слёзы, для кого-то не вполне естественный в силу кажущейся несовместимости состояний. Поскольку науки пока не сильно преуспели в анализе сознания, можно следовать за Аристотелем и рассматривать смех в двух его основных аспектах: как выражение нашего счастливого состояния – то есть ликование, а также как радостную реакцию на ситуации, в которых опасные, вредные, неприятные или несимпатичные нам люди, явления, процессы оказываются слабыми или несостоятельными, терпят неудачу, допускают промахи и ошибки. Смеющиеся люди – это те, кто могли бы стать жертвами, но избежали зла и теперь пользуются случаем и возвышаются над его неудачливыми агентами. Само зло направлено на нас и всегда серьёзно, последовательно и неотвратимо в своем намерении повредить, поэтому универсальная эстетика смешного предполагает картину внезапного и ощутительного провала серьёзности, последовательности и неотвратимости как таковых. Это так даже в тех случаях, когда указанные качества не в меру проявляются в стремлении к добру.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here